Владислав Мрихин: “Каждый день у меня приёмный”

Новости0 коммент.

Наряду с провинциальными неудобствами малых городов, есть в них и свои преимущества. Например, относительно невысокий уровень преступности. И если даже взять Дебальцево как зеркало средних всеукраинских преступлений, отражение не получится точное. У нас к счастью, нет заказных убийств, резонансных грабежей и исторических афер. Тем не менее, есть люди, поддающиеся искушению легкой наживы. Об этом, а также изменениях в новом уголовно-процессуальном кодексе нам и рассказал начальник ГО ГУМВД, подполковник милиции Владислав Мрихин.

– Владислав Михайлович, с чем связываете увеличение числа обращений дебальчан в городской отдел?

– С ростом доверия милиции. Ведь к нам люди идут в надежде на защиту, и, как свидетельствует статистика, большинство преступлений в отношении горожан раскрыто. Так что касается профессиональной деятельности, по сравнению с показателями других городов области, наш отдел не на таком уж плохом счету.

– А какие преступления у нас наиболее распространены?

– Кражи личного имущества. Расследовать их (особенно квартирные) довольно сложно, поскольку причастные к ним лица нередко гастролируют по территории области, а наводчиков вычислить очень нелегко. Тем не менее, из 44 хищений имущества граждан из их жилищ, половина раскрыты. Если же брать в целом, то в минувшем году совершено 283 кражи, это минус 100 по сравнению с предыдущим годом, и, к сожалению, только 70 раскрыты.

– А какие еще преступления «труднорасследуемы»?

– Экономического характера. Кстати, с моим приходом на должность начальника гороотдела их выявляемость выросла с двух фактов в 2011 году до 15 – в минувшем. В том числе составлены два протокола о коррупции. Один из них, кстати, в отношении хирурга одной из больниц города. Врач требовал три тысячи гривен за выдачу больничного листа. Это деяние квалифицируется как вымогательство, доктор привлечен к административной ответственности.

– Владислав Михайлович, нередко горожане упрекают милиционеров в так называемом крышевании самогонных точек, а то и вовсе торговцев наркотиками?

– Если у граждан есть информация по этому поводу, я прошу их сообщать лично мне или моим заместителям. Меры будут приняты немедленно. Что касается продажи самогона, то процесс этот трудно поддающийся искоренению не только в Дебальцево, но в целом по стране. Периодически мы составляем протоколы, передаем их в суд. Но, как правило, люди, отделавшись штрафом (таково у нас законодательство), снова продолжают свою противозаконную деятельность. Кроме того, есть проблема продажи спиртного и сигарет несовершеннолетним, и по 12 фактам в прошлом году к админответственности за нарушение Правил торговли привлечены 12 лиц. Торговля наркотиками относится к категории тяжких преступлений. Особый акцент мы делаем на их распространителей и содержателей притонов. Кстати, таких выявлено два, но это, считаю, далеко не показатель реальности.

– Насколько помолодели сегодня наркозависимые?

– Лет восемь назад их возраст составлял 20-30 лет. Сегодня это молодые люди от 15 до 25-ти. Многие просто не доживают до 35 лет, причина – современные сильнодействующие психотропные наркотики, вызывающие быстрое привыкание и уничтожение организма.

– Много подростков попадает в эту категорию. Чья вина: общества, семьи, школы?

– В первую очередь родители обязаны уделять детям должное внимание. А у нас в отношении их только в прошлом году составлено 39 протоколов за невыполнение обязанностей по воспитанию детей. Плюс 20 преступлений на счету несовершеннолетних и три – с участие подростков.

– Возможно, один из способствующих факторов – плохо патрулируемые улицы?

– Действительно, здесь нужна система (штат патрульнопостовой службы, в отличие от всего личного состава, укомплектован). Тем не менее, мы проводим регулярные отработки территории города с целью профилактики преступлений. К слову, в минувшем году 94 их – выявлены в общественных местах, что на 28 меньше с прошлым периодом, и 61 – на улицах (здесь минус 15).

– Какие бы Вы выделили основные направления работы участковых инспекторов милиции?

– На их авторитет рассчитана операция «Визит», которая сегодня проводится на территории области. Её цель приблизить участкового инспектора к населению с целью сформировать доверие жителей. А основными направлениями их работы являются недопущение рецидивной преступности; преступлений против пожилых людей; борьба с самогоноварением; профилактика насилия в семье.

– Владислав Михайлович, вступил в действие новый уголовно-процессуальный кодекс, и, кажется, в нем права преступивших закон защищены больше, чем пострадавшей стороны. Так ли это?

– Во-первых, изменились понятия. Теперь нет «у головного производства», вместо него уголовный проступок, «уголовное дело» изменилось на понятие «материалы уголовного производства», исчезло и такое определение, как отказ в возбуждении уголовного дела. Сегодня создан Единый реестр досудебных расследований, и установлены конкретные их сроки. В частности, уголовный проступок легкой и средней степени тяжести – до 6 месяцев, тяжкие и особо тяжкие – до 12 месяцев. Во-вторых, гражданин, подозреваемый в уголовном проступке, не просто имеет право на адвоката, бесплатный защитник ему назначается с момента уведомления о подозрении в совершении правонарушения (потерпевшая сторона такой привилегии не имеет). Ограничивается и мера пресечения. Взятие под стражу – является исключительной. Для несложных случаев домашний арест или освобождение под залог.

– И о какой его сумме идет речь?

– Закон предусматривает от одной до трехсот тысяч гривен. Но, что важно, явка с повинной теперь не будет считаться доказательством преступления. Это исключает насильственные действия со стороны работников милиции к подозреваемым. Кроме того, новый УПК лишает следователя и прокурора монопольного права показаний. То есть сторона защиты вправе предоставлять факты невиновности, и они будут судом учтены. Так называемый состязательный принцип производства.

– Как в Америке?

– Типа того. И исчез институт направления дел на дополнительное расследование. Если вина не доказана, суд обязан вынести оправдательный приговор.

– Кстати, сколько сегодня их выносится?

– К нашей чести за последний год – ни одного. Но в целом этот принцип будет оправдан. Если, например, во всем мире оправдательных приговоров 25\% от общего числа, то в Украине – лишь 0,2\%. В целом новый УПК, несмотря на множество шероховатостей, нацелен на позитивные изменения: разгрузить следственные изоляторы и искоренить пытки в милиции. Если у горожан есть вопросы в отношении нового УПК, то я готов ответить на них в любое время. Это же касается и моего личного приема. Также если у кого-либо имеются претензии к работе моих сотрудников, я готов их всегда услышать и принять меры.

– Владислав Михайлович, каких сотрудников цените?

– Профессионалов, которые любят свою работу. Не приемлю тех, что приходят заработать деньги. В милиции, учитывая зарплату, это вряд ли возможно. И, конечно же, надо помогать людям, принимать их беду неформально.

– А сами всегда знали, что будете работать в милиции?

– Сначала я окончил вуз, не связанный с нынешней профессией, а позже получил специальность юриста. Работать в милиции начинал экспертом по наркотикам, затем долгое время трудился в отделе по борьбе с наркотиками, первым заместителем начальника местного горотдела, затем начальником Центральногородского отдела милиции в Горловке.

– Никогда не жалели о своем выборе?

– Работа сложная и ответственная, когда-то казавшаяся мне романтичной, сегодня – без праздников и выходных. Но о том, что посвящаю ей себя не жалел никогда.

Беседовала Валентина Покорчак

Не пропусти ничего! Получай наши новости на email

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: