Страшная работа – война

0
4

15 февраля – 19 годовщина вывода войск из Афганистана. Готовясь к встрече с этим человеком, решила проанализировать собственный запас знаний о войне в Афгане. Он оказался, мягко говоря, невелик. И ограничивался историческими фактами: советские войска ввели в Афганистан в брежневский период, война началась по политическим причинам, продолжалась длительное время и ещё… «нас туда не звали». Скудный запас знаний по теме, собственно, оправдан, поскольку проштудированный учебник Всемирной истории за мой выпускной класс, на информацию оказался скупым. Но за час разговора с Василием Мысаном узнала больше, чем за школьный курс истории и даже из домыслов киношников.

Василий (несмотря на разницу в возрасте, он попросил называть его по имени) в армию призывался весной 1979 г., а в Афганистан попал уже в декабре. За 6 месяцев окончил учебку в пос. Рукла (Литва). А уже в ноябре по распределению попал в Витебскую воздушно-десантную дивизию.
– Сколько времени провели в Афганистане?
– Полтора года: с 1979г. по май 1981 г.
– Где располагалась ваша часть?
– Под Кабулом, возле аэродрома, называлось то место Тёплый Стан.
Перед этим в Южном Казахтане нас тренировали для захвата аэродромов. Но цель подготовки не знали даже офицеры.
Наша Витебская воздушно-десантная дивизия первая по тревоге попала в Афганистан. Думали, тревога учебная, но оказалось, нас перебросили на Быховский аэродром в Белоруссии. Как раз стояла зима – морозы суровые .Греясь у костра,жались к огню так, что прожигали бушлаты.
Нам раздали карты Кабула и посадили в самолёт. Наша дивизия летела на 20-ИЛ-76. Следом 20 АН-22 с техникой. Наш самолёт первым приземлился в Кабуле 25 декабря 1979 года.
– Значит, именно ваша дивизия первой высадилась на территорию Афганистана?
– Мы первыми высадились на аэродром. Дивизия выгружалась всю ночь. Оказалось, аэродром захватывать не нужно, а мы брали даже канистры в соляркой и скаты, чтобы другим самолётам осветить взлётно-посадочную полосу. Однако, благополучно приземлились, и в здании аэровокзала нас встретили наши чекисты и кэгэбисты. Утром узнали, что один ИЛ-76 разбился в горах. Сразу погибли 33 человека.
– Василий, сколько Вам тогда исполнилось лет?
– Уже 19. Другим ребятам тоже 18-20. Офицеры, конечно, были постарше.
– Как часто приходилось стрелять?
– Сразу участвовали в захвате дворца Амина. Во второй половине дня, вскоре после посадки, выехали на осмотр местности в Кабул и двинулись к генштабу – дворцу Амина, где нас сразу же обстреляли. А ночью пошли на штурм. Постоянным местом дислокации был кабульский аэродром. Ходили только на боевые операции, они длились от недели до месяца.
– Какая из них Вам больше всего запомнилась?
– Я участвовал более чем в десяти операциях. Запомнилась первая, после захвата дворца Амина.Наша первая боевая, которая длилась около недели, высоко в горах (более 3000 м). Мы двигались под город Газли (?). Пришли туда без потерь, а назад духи заминировали всю дорогу и обстреливали с дальнего расстояния. Врага мы даже не видели. Люди погибали на минах, было много раненых. Первый раз потеряли 7 человек, погиб начальник штаба полка. Война там всё время была партизанская: в открытый бой с нами никто не вступал.
– Как выглядели «духи»?
– Все в чалме. В зависимости от веры, они по-разному заматывали её. Шииты – просто вокруг головы, а сунниты – с пробором. Несколько рубашек, обязательно тёмного цвета. Все «духи» вооружены.
– А наши войска хорошо обеспечивали?
– Ни с оружием, ни с формой проблем не было. Вначале оказалось тяжело с питанием: жара, продукты портились. Многие болели желтухой.
– Как местные относились к вам?
– По-разному. В одном ауле спокойно встречали. А в другом – люди бежали от нас в горы – боялись. Потом возвращались. Мы им оказывали гуманитарную помощь.
– Как офицеры относились к солдатам?
– Мы жили дружной семьёй: в одной палатке на полу спали срочник и офицер, укрывались танковыми брезентами. Все были русской национальности, а два сержанта оказались из Дебальцева.
– Служба не тяготила?
– Знал, что я солдат, присягал на верность Родине и обязан её защищать. В Афганистане мы не задумывались, а служили. Раньше было позором не отслужить.
– Не жалеете, что судьба забросила Вас в Афган?
– Жалею, что рано оттуда ушел, я бы еще с удовольствием там послужил. Не верю тем людям, которые говорят об афганском синдроме. Было, конечно, трудно – очень тяжело, но афганский синдром – это выдумка.
– Чем фильмы о войне отличаются от реальности?
– Всё очень наиграно. Человека не так просто убить. Любая война – это адский труд, очень большие физические нагрузки. Порой такие, что нервы на пределе. Спасал сахар из сухпайков – успокаивал.
– В каком звании ушли в запас?
– Старшиной. Наград нам тогда не давали. Хотя к награде представляли семь раз. У нас в роте не было ни одного награжденного, даже среди офицеров.
– Говорят, фронтовая дружба самая надежная.
– Есть друзья в Уфе, на Урале, в Белоруссии. Долгое время поддерживали отношения. Сейчас связь прервалась.
Ольга Сытник

ОЦЕНИТЕ НОВОСТЬ
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
(оценок нет)

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: